Обеспеченность экономики Армении кредитами составляет всего 6%

Как недавно отметил новоназначенный зампредседателя ЦБ РА , обеспеченность экономики Армении кредитами составляет всего 6% от ВВП, что в десятки раз меньше обычной мировой практики. Столь мизерный процент финансирования реального сектора со стороны банков косвенно свидетельствует о наличии серьезных системных проблем. Главная из них — очень низкий уровень капитализации национальной банковской системы в целом. Отношение активов армянских банков к ВВП составляет примерно 18%. Именно этим объясняется незначительная функциональная роль банковского сектора в экономике Армении и в финансировании экономического роста. Повышение этой роли — насущная необходимость. Каким образом? Во-первых, путем скорейшего наращивания капитализации, во-вторых, что не менее важно, путем проведения политики, стимулирующей поступление ресурсов из банковской системы в реальную экономику. Ясно, что эволюционный рост активов недостаточен для существенного повышения уровня капитализации в обозримом будущем. В этом смысле новый норматив ЦБ на обязательное увеличение минимального уставного капитала банков до 5 млн.долларов является вполне оправданным. Для его выполнения многие банки уже сегодня заняты привлечением внешних ресурсов посредством новых акционеров либо изучают возможность слияния. Но к резкому скачку капитализации это все равно привести не может. Нужны более радикальные меры. Эта задача вряд ли может быть решена без создания новых банков с иностранным капиталом. Альтернативы увеличению доли иностранного банковского капитала с точки зрения капитализации, видимо, нет, но при этом эта доля не должна превысить некую критическую величину. В противном случае может снизиться регулирующая роль ЦБ РА в интересах экономического развития страны, интересы иностранных банков могут не совпадать с интересами страны пребывания. Отдельный вопрос — уровень монетизации экономики. В Армении он также очень низок. Отношение денежной массы к ВВП равно примерно 15%, в то время как в развитых странах этот показатель равен 60-120%. Но механическое повышение уровня монетизации вряд ли поможет. Задачу нужно решать в комплексе, реальный сектор должен быть подготовлен к этим деньгам, в противном случае ресурсы уйдут на валютный и финансовый рынки и лишь спровоцируют инфляцию. Вместе с тем очевидно, что простое наращивание капитализации все равно не решает проблемы повышения удельного веса кредитования реального сектора. То есть помимо проблемы ресурсов существует проблема того, как заставить эти ресурсы работать в нужном направлении. Известно, что размер кредитного процента фактически диктует условия для путей развития реального сектора. Нынешняя высокая ставка означает, что приоритетом финансирования как была, так до сих пор остается торговля, в то время как для поддержания устойчивого развития крайне важен переток финансов в наукоемкие производства. То, чего у нас не происходит. Банки отгородились от реального сектора высокими процентными ставками и барьером залогового кредитования. Хотя за последние годы проделана большая работа по удешевлению кредитных ресурсов, тем не менее цена кредита остается неподъемной для всех секторов экономики, кроме торговли. Неучастие банковского сектора в финансировании наукоемких производств сильно тормозит экономическое развитие страны. Поэтому именно это и должно стать предметом госрегулирования. Полагать, что рынок сам все отрегулирует, неверно. Например, в США действует закон «О региональных реинвестициях», обязывающий банки финансировать различные региональные программы развития, кредитовать отстающие регионы. У нас такой закон наверняка был бы воспринят как антирыночный. Вообще представления о рынке у наших гос мужей нуждаются в явной корректировке. Рыночная свобода в Армении неоправданно абсолютизируется. В результате мы имеем разгул рыночной анархии. Сегодня существует определенный антагонизм интересов банковского и реального секторов. Он проявляется в том, что банки хотят иметь гарантированную, одинаково высокую прибыль независимо от того, насколько прибылен финансируемый ими бизнес. В результате банки заняты не столько скрупулезной оценкой эффективности бизнес-проектов своих клиентов, как должно было быть, сколько оценкой стоимости предъявляемых залогов. А поскольку требования к залогам завышены до предела, круг потенциальных заемщиков автоматически сжимается. Таким образом, банки работают с очень узким кругом клиентуры, способной предоставить первоклассный залог. Множество перспективных проектов отвергается из-за отсутствия залога или вообще не представляется на предмет получения финансирования. Говорить при этом, что банковская система Армении активно способствует экономическому росту и развитию, не приходится. Все это означает, что сфера нуждается в более активном госрегулировании для скорейшего преодоления указанного антагонизма.

Ссылка на основную публикацию